victor60 (victoria60) wrote,
victor60
victoria60

  • Location:
  • Mood:
  • Music:

Газ, работа из-под палки и социальный капитал ( часть 2)

Потому что, по мнению Кандела, то, что оппозиция и некоторые СМИ резко критикуют положения газового проекта, выдвинутого премьер-министром и представленного в Кнессете, наносит ущерб и понижает этот самый социальный капитал.
   Мол, все эти крики и обвинения создают ошибочное ощущение, что те чиновники, которые принимают решения поголовно "все коррупционеры", что бьёт по этим регуляторам, а это мешает им эффективно выполнять свои обязанности. Как говорится, парализует их волю.
Он прав.
   Но с оговоркой. СМИ и общественность, не отказываются  превратить в борцов за правое дело и социальную справедливость, возвести в ранг героев смелых и профессиональных чиновников, регуляторов, которые борются с концентрацией капитала, картелизацией в экономике, воюют с групповыми, клановыми интересами.
Кандел ошибается в оценке СМИ потому что пропустил две фундаментальные вещи:
   Первое, это, то что сотни и тысячи встреч человека с улицы со многими чиновниками государства на многочисленных бюрократических перекрестках приводят к огромному недовольству качеством обслуживания;
второе: это многочисленные дела о коррупции, правопорядок, законность и уголовщина, которые были раскрыты за эти годы со все возрастающей частотой более, чем за десятилетие.
Задолго до этого газового проекта были два премьер-министра, обвиненных в многочисленных коррупционных скандалах.
Один в настоящее время отбывает наказание в тюрьме.
Второй вошел в кому и одновременно с этим на счетах его сыновей стали накапливаться миллионы долларов. Об их источнике дети премьер министра не смогли найти удовлетворительного объяснения.
Задолго до того, как заговорили о чертежах газового проекта, в правительстве сидел последние десятилетия всем хорошо известный министр, у которого оказались миллионы долларов. Их нашли на банковских счетах его дочери Михаль всего 20-ти лет от роду на острове Кипр. И деньги, и водитель министра Игорь бесследно исчезли.
(Одной из фирм, которая фигурировала в кейсе, была «Мейфлауэр», зарегистрированная на Виргинских островах. Эта фирма производила финансовые операции на десятки миллинов шекелей. Формальным владельцев компании был бвший водитель Либермана Игорь Шнайдер, который, по словам Алеф, продемонстрировал в ходе следствия полное отсутствие представления о том, чем занимается «принадлежащая ему» фирма. Никто не сомневался, что речь идет о подставном лице, о марионетке. Но чьей марионетке? Для того, чтобы отвергнуть единственный разумный вариант, согласно которому Либерман являлся всесильным боссом во всех фирмах, которыми якобы владел его шофер, Вайнштейн в своем итоговом заключении развивает тезис о том, что на самом деле фирмами управлял ушедший из жизни бельгийский торговец алмазами по имени Йосеф Шульдинер, который приобрел компанию, в прошлом принадлежавшую Либерману.)
Расследование против Либермана действительно закрыто, но факты, которые собрала полиция и адвокатура не вызывают никаких сомнений.
И эти факты пугают, хотя о них пытаются забыть.
Задолго до начала дискуссии о газовом проекте и разработке месторождения газа в партии Авода отклонили кандидатуру Биньямина Бен-Элиэзера в качестве кандидата на пост президента страны. Отклонили те выдвиженцы и птенцы с гнезда, которых прожжённый политик — интриган на протяжении всей своей карьеры растил, строил и создавал лагерь порученцев, приказчиков-«чего изволите». Которые нередко являлись и объектами, и субъектами частых и нечистых политических назначений.
Фуад как раз и посеял эти первые ядовитые семена, этих безграмотных блатных назначенцев — недорослей-балбесов, родственников, знакомых и т. д., внедрённых в энергетическую отрасль Израиля, которые теперь и произросли этими червивыми плодами — бесконечно запутанной ситуацией с газом.
Обвинительное заключение, поданное против него оказалось ожидаемым и не произвело впечатления грома среди ясного неба. Тем более, что многие из его приближенных и выдвинутых им же ответили черной неблагодарностью и напрямую осудили политика. 
Задолго до того, как появился у нас проект газового контракта дважды был осуждён за уголовные преступления, председатель крупнейшего в стране банка.
Эта судимость, признание виновным было не только выражением провала корпоративно-коррупционного управления в самом банке, но и очевидным просчетом всех контролеров/регуляторов, в том числе и прессы, большинство из которых защищали его в течение многих лет.
Задолго до обнаружения газа здесь была создана финансовая пирамида из долгов и монополий, которая завладела газетой. А коллектив этой одной из центральных и влиятельных газет на Святой Земле, которой доверяют миллионы читателей «сжигал» сотни миллионов шекелей в попытке оказать влияние или запугать известных регуляторов и журналистов.
Задолго до того, как открыли газ, состоялся суд, который установил, что данное приобретение, которое утвердил Совет директоров крупнейших компаний в Израиле, было неоправданно с точки зрения любой экономической логики. Что данная сделка не прошла необходимого соответствующего закону процесса утверждения.
Но это не просто правовая коррупция и уголовное преступления премьер-министров и министров или случайные эпизоды, которые пропустили регуляторы, курирующие правительственные компании в которых их зарплата в десятки раз выше, чем у обычных работников.
Но ведь это всё примеры, в которых СМИ являются лишь посредниками для граждан.
Более существенным является личная и непосредственная встреча с чиновниками государственных служб, роль которых так важна в нашей жизни.
Посещение почтового отделения, где вы надеялись получить пакет, заказанный на американском или китайском веб-сайте, чтобы обойти высокую стоимость жизни, налоги и концентрацию в Израиле; визит в отдел выдачи водительских прав или разрешение на строительство, куда вы пришли, случайно, без пробивного человека, который близок к чиновнику выдающему разрешение; ежегодная служба запаса, где вы напуганы размером неоправданных затрат, коррупцией и бездельем - при дефиците жизненно важного оборудования для солдат, которые рискуют своей жизнью; система образования, где конечно же есть хорошие преподаватели, но многие не подходят, а работают только потому, что Гистадрут защищает существующих ветеранов, а не новых и более квалифицированных молодых специалистов.
Это непосредственный ущерб.
И, конечно же, опосредованный, когда государство, вся чистема настроена так, что не думает о благе и хорошем образовании студента - невозможно существенно изменить ситуацию или обеспечить качественное образование для наших детей;

Сюда примыкают отчеты государственного контролера о государственном секторе с его коррупцией, расточительством, политическими назначениями, некомпетентностью и глупостью, отчеты появляются один или два раза в год, как время года, никто не ожидает от них толку, каких то исправлений недостатков.
Экономическая цена низкогой социального капитала есть и неэффективность государственных услуг, огромный объём чёрного капитала, при гигантском числе "посредников-толкачей", огромные инвестиции компаний и предпринимателей, построенных "на связях", а не на таланте и квалификации.
Тот, кто считает, что низкий социальный капитал влияет только на государственную службу - обслуживание населения, и что вы можете обойти эту проблему путем сокращения правительства тот ошибается.
Вопреки романтической идее, которую так любят правые в своей любви к вольному капиталистическому броуновскому движению «деньги-товар-деньги» и что оно само себя сорганизуют и решат все экономические и социальные проблемы, если только дать им свободу, то на поверку экономическая реальность гораздо сложнее.
Все свободные рынки опираются на инфраструктуру законов и правил, которые устанавливают и регулируют политики, государство, регуляторы.
А, чтобы эти инфраструктуры служили гражданину, а не интересантам из привилегированных групп, нам требуется вот этот очень существенный компонент в виде социального капитала.
Председатель центрального банка Индии профессор Раджан, Рагхурам, обученный в чикагской экономической школе, верный последователь свободного рынка, резюмирует это так:
«Капитализм, который не регулируется правительством быстро сползает к монополиям, которые закупоривают свободный рынок и предпринимательство.»
В Израиле знаменитая социальная, общественная сплочённость, которой мы любим кичиться во время войн и в трудные моменты тут же улетучивается стоит выехать на шоссе, чтобы ощутить глубину раскола, насилия и отчуждения в обществе. А взгляните на курильщиков — как они нагло и грубо попирают любые правила человеческого общежития, когда курят на автобусных остановках!
А как молодежь, юнцы всопитанные в неблагополучных семьях разбивают по пятницам автобусные останвоки, которе только вчера поставили, чтоб всем обществу было удобно и красиво.
Все это, а не свободная и критическая пресса, которая пишет о проекте месторождения газа, о финансовых пирамидах или про взаимосвязи между капиталом и властью именно они способствуют эрозии, деградации социального капитала в Израиле.
Это они препятствуют развитию неформальных учреждений, построенных на системе ценностей между личностями - "человек человеку друг, "товарищ" и «брат", и между людьми и властью.
Эта взаимосвязь была нарушена задолго ещё до проекта эксплуатации газовых месторождений.
Социальный капитал Израиля болен, очень болен.
А теперь вопрос в том, как его восстановить, оздоровить его.
Как человек исключительно умный Кандель, конечно, понимает, что в центре внимания общественности об угрозах безопасности не есть способ реабилитировать социальный капитал, но непосредственные дела, подковёрные назначения, четкие и прозрачные процедуры, убеждающие, что цель власти в Израиле, в его государственной, общественном служении, чтобы дать лучший сервис для граждан страны и ее народа.
Вклад газового проекта в деле дефицита социального капитала в Израиле
После того как мы пространно объяснили обстоятельства, которые появились задолго до проекта газа и эрозии социального капитала Израиля, нельзя избежать рассказа о том отрицательном влиянии споров и дискуссий вокруг газового проекта на разрушение социального капитала в Израиле.
Какой вклад для социального капитала произвела оценка заместителя юридического советника в правительстве год назад, о том, что монополия на газ угрожает демократии?
И какой же его вклад, когда после выборов он резко изменил свою позицию по газовому проекту?
Какова польза была для социального капитала, что послали в отставку главу антимонопольного комитета, отстранение председателя директоров Электрокомпании, принятие решений в обход антимонопольного комитета, смещение министра экономики Арье Дери, не пожелавшего утвердить «газовую сделку» потому что он не был готов подписать ее в обход Антимонопольного комитета.
И какой вклад в увеличение социального капитала способствовало утверждение министра охраны окружающей среды, который выступил против проекта соглашения по газу потому что «в этой кампании были перейдены все границы, и мы более не та страна что была прежде»?
Этот министр Ави Габай - не оппозиция и не критиканствующая пресса.
Он министр, который сидит в правительстве и очень хочет, чтобы оно осталось сильным и не сменилось.
Только полтора года назад сказал один из выдающихся старших министров в правительстве в праздничном интервью нашей газете следующее:
"Главная сила в Стране, с помощью которой компании могут сотрудничать и решать вопросы - это политики и так создается капитализм компаньонов, приближенных, партнеров."
Но ведь в нашей политической, общественной системе в Израиле это может быть соединение подключение также и других сил, таких как пресса, у которых есть сила оказать воздействие, иметь контроль над политическими силами, и это даст вам капитализм приближённых.
Это может прийти двумя или тремя путями путями, предотвращающими конкуренцию.
А если ты избежал конкуренции, так ты поднимаешь цену и, как правило, подавляешь более слабых в обществе, зависимость которых от низких цен на продукты и услуги сравнительно с их заработками намного больше.
И это то, чего я хочу избежать.
Профессор Евгений Кендел сразу же определит того который жалуется на капитализм приближенных и родственников в Израиле.
Это не Орли Бар-Лев, лидер газового протеста, и не Эйтан Авриэль или Мирав Арлозоров в ещё одной статье против концентрации капитала.
Это, конечно же, премьер-министр Биньямин Нетаньяху в интервью (этот разговор записан, можно найти на Google) в марте 2014 года.
Это не оговорка.
Вот, что Нетаньяху говорил в том интервью о большой экономической системы, которая больше всех:
«Если ты смотришь на то, что происходит (в банковской системе) в Израиле, то я думаю, что 1% от всех предпринимателей получили огромный кусок от всех кредитов в экономике.
Суть этого в том, что большинство других бизнесов, которые могли бы быть успешными, но не получили кредиты.
И если он основан на связях, на "клубе" то, очевидно, что вы теряете много потенциального экономического роста".
Нетаньяху был прав, конечно.
Разорения и банкротства предпринимателей Элиэзера Фишмана и Нохи Данкнер, чьи компании получили кредиты и миллиарды шекелей в банке Апоалим где управляющим был его брат, специальный, особенный сервис, исключительный дружественный, который получали от общественных - государственных банков, разгрызают эти грызуны не только конкуренцию, - но и социальный капитал.
  Не так давно еженедельник "Айн Ашвиут" (עין
(השביעות) –«Седьмой глаз».
опубликовал протоколы слушаний кредитного комитета Банка Апоалим по вопросу о предоставлении кредита работникам газеты "Маарив", которая терпит бедствие.
Среди прочего, там цитируют директора Ирит Изексон (Айзексон) и Идо Дисенчик, которые были близки к контролирующим акционерам IDB, говоря следующее:
«Много раз те (капиталисты), которые приобретают газету делают это не для того чтобы получить прибыль,​ не из экономических мотивов, а исключительно из политических соображений или желания властвовать умами своих читателей" (Айзексон). То есть, чтобы промывать мозги народу в нужном русле.
Дисенчик оценил, что у газеты нет шанса, чтобы выжить или продержаться максимум восемь месяцев, если Шелдон Адельсон разорится.
Как мы знаем, Адельсон не рухнул.
Но два года спустя, когда состояние газеты ухудшилось, Ай.Ди.Би. вложила в Маарив сотни миллионов шекелей.
Дисенчик, председатель комитета по инвестициям в группе Клаль Страхование ИБР и Айзексон, который был директором Ай.Ди.Би. (IDB), конечно, молчали, когда Данкнер спалил, зря потратил сотни миллионов шекелей на "Маарив".
Если же Кандел, другой регулятор или академик надумают и захотят восстановить социальный капитал, то они должны прислушаться к рекомендациям Нетаньяху в марте 2014-го.
То есть обратить внимание именно на эти частные монополии, на банки, финансовые пирамиды, заняться другими крохоборами, которые занимаются поборами, а также и группами интересов в государственном и частном секторе захвативших власть ради фактического управления государственной/общественной собственностью.
Эти олигархи придавят к ногтю, порвут как жучка тряпку этих регуляторов, скупят на корню "журналистов" с газетами и ТВ и станут использовать народные деньги - государственные средства, как свои собственные.
Tags: социальный капитал
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment